История

История подвига

В годы Великой Отечественной войны в Геленджике в короткие сроки были построены военные аэродромы.

На наших аэродромах базировались истребительные, штурмовые, бомбардировочные, разведывательные авиационные части.
С боевыми действиями наших летчиков связано немало героических страниц.
36-й минно-торпедный авиационный полк был сформирован в период с 4 марта по 15 апреля 1942 года и вошёл в состав ВВС Черноморского флота.

Первый боевой вылет полка состоялся в ночь на 28 июня, когда бомбардировщики ДБ-3ф 5-го гвардейского минно-торпедный авиационный полк (МТАП) и 36-го МТАП бомбили ялтинский порт, где базировались итальянские торпедные катера.

В первых числах сентября 1943 г. в задачу полка входило нанесение бомбовых ударов на новороссийском направлении. Именно поэтому в сентябре часть полка была перебазирована на аэродром Геленджика.
28 сентября 1943 г. летчики 36-го МТАП совершили беспримерный в истории авиации Черноморского флота перелет из Геленджика в румынский порт Констанца.

Базирующаяся на Кавказе советская авиация в тот период действовала в основном только на морских коммуникациях и лишь эпизодически атаковала ближайшие крымские порты. На главную морскую базу противника – Констанцу – из-за ее большой удаленности не летала. Но когда воздушная разведка обнаружила в порту Констанцы скопление 5 транспортов водоизмещением от 1 000 до 6 000 т, 4 эсминцев, 2 миноносцев, 4 подлодок, 9 торпедных катеров, 5 буксиров и 13 барж, нарком ВМФ адмирал Н. Кузнецов отдал приказ о проведении операции.

Удар приказано было нанести днем низколетящими торпедоносцами. Выбор пал на 36-й МТАП Героя Советского Союза подполковника А.Ефремова. Полк располагал наиболее подходившими для этой задачи торпедоносцами «Бостон-Ш» и опытными летчиками. Для налета на Констанцу отобраны семь наиболее подготовленных экипажей. Возглавлял группу заместитель командира полка полковник Ш.Бидзинашвили. В ударную группу входили экипажи майора А.Фокина, капитана В.Левашова, ст. лейтенантов В.Рукавицына, А.Рыхлова и М.Дюкова. Еще один самолет лейтенанта Б.Маслова, в задачу которого входил контроль за результатами действий своей авиации.

Операция была задумана дерзкая. Только в одну сторону самолетам нужно было преодолеть около 800 км, а в общей сложности 1600 км без посадки, без дозаправки. Чтобы уменьшить расход горючего, вместо 2-х торпед летчики взяли по одной. Ставка делалась на внезапность.

28 сентября 1943 г. экипажи провожали митингом. В напутственном слове командир 2-й МТАД полковник Н.Токарев сказал: «Помните, что в истории черноморской авиации подобного еще не было. Первыми это делаете вы, советские летчики. Ждем вас с победой!».

В 11.00 с аэродрома Геленджик поднялись семь торпедоносцев A-20G. В экипаж Шио Бидзинашвили входили штурман полка гв. капитан Ш.Кордонский, стрелок-радист сержант А.Кузнецов. 2-й экипаж: командир маойр А.Фокин, штурман капитан Г.Писарев, стрелок-радист ст. лейтенант В.Андреев; 3-й экипаж: командир капитан В.Левашов, штурман лейтенант В.Ярыгин, стрелок-радист мл. сержант М.Еремеев; 4-й экипаж: командир ст. лейтенант В.Рукавицын, штурман мл. лейтенант П.Поярков, стрелок-радист старшина Г.Вертюков; 5-й экипаж: командир ст. лейтенант А.Рыхлов, штурман ст. лейтенант А. Клюшкин, стрелок-радист В.Степашко; 6-й экипаж: командир мл. лейтенант М.Дюков, штурман лейтенант И.Недужко, стрелок-радист сержант П.Миронов. Седьмой машиной командовал лейтенант Б.Маслов, а его штурманом был лейтенант Н.Жосан. В их задачу входила фотофиксация.

Однако трагический исход рейда предопределила неожиданная встреча на подлете к Констанце с немецкой летающей лодкой. Противник был оповещен о приближении советских самолетов и успел задействовать все имеющиеся силы для отражения налета. Выйдя к порту, «Бостоны» натолкнулись на сильный зенитный огонь береговых батарей и кораблей.

В этой ситуации Шио Бидзинашвили успел дать команду на разделение группы – сам в паре с Дюковым атаковал южный мол, отвлекая на себя основную часть огня береговых зениток и часть корабельных. Фокин и Рукавицын зашли со стороны открытого моря, по ним начали стрелять корабли из главных калибров. Тем не менее, этой паре удалось первой результативно сбросить торпеды. Паре Рыхлова и Левашова повезло уже меньше. Когда до мола оставалось около 100 м, машина Рыхлова получила повреждение, был тяжело ранен Клюшкин (был выбит глаз, перебита кисть руки, получено множество осколочных ранений в грудь). Истекая кровью, старший лейтенант сумел прорваться в порт и успешно торпедировал миноносец противника. Машина Левашова начала гореть.

Был подбит и «Бостон» Дюкова. Летчики подбитых машин направили свои машины туда, где можно было нанести максимальный урон: экипаж Ш.Б. Бидзинашвили направил свой самолет в нефтецистерны в юго-западной части Констанцы, экипаж В.А. Левашова – в воинский эшелон в районе железнодорожной станции, самолет М.Г. Дюкова после сброса торпеды, которая взорвалась у мола, уничтожив катер и повредив шхуну, упал у зенитной батареи.

В боевом донесении штаба 36-го МТАП говорится, что экипажи Бидзинашвили и Фокина потопили по транспорту, а Рукавицына и Рыхлова по миноносцу.
Назад, в Геленджик, вернулись только 4 экипажа. Экипажи Бидзинашвили, Левашова и Дюкова навсегда остались в Констанце.
Командование полка при предоставлении к наградам отличившихся летчиков проявило осторожность – потери были слишком серьезными.

Спустя четыре месяца штурман А.С. Клюшкин был извещен в госпитале, что ему присвоено звание Героя Советского Союза. В мае 1944 г. Героями стали А. И. Фокин, В. П. Рукавицын и А.Д. Рыхлов. 47 лет спустя, 4 октября 1990 года, Указом Президента СССР «за мужество и отвагу, проявленные в период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов», было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза гвардии капитану Ш. А. Кордонскому. Остальные вернувшиеся получили ордена.

Светлана Соловьева, старший научный сотрудник отдела истории музея Геленджика

Статьи по теме

Для развития
Кнопка "Вверх"

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о том, чтобы поддержать нас, отключив блокировщик рекламы